Знакомьтесь, Алексей Онацко — урбанист-практик, который превращает Гавань в новый Бруклин

Алексей Онацко — специалист по урбанистике не в теории, а на практике: начинал с рейвов и выставок на заброшенных заводах, набил руку на реновации объектов в Москве, а теперь взялся за пространство «Порт Севкабель» и обещает нам Бруклин в районе Гавани.

Мне нравится бороться с заборами, которые у нас в России повсюду. И на улице, и в голове. А если серьезно, сейчас я занимаюсь проектами, связанными с развитием новых городских общественных пространств. Создаю фундаменты для людей, что приходят следом и делают на этой концептуальной и хозяйственной базе что-то свое, наполняя объект смыслом и функциями. Началось это лет пятнадцать назад: хотелось творчества и самовыражения, и мы с друзьями искали места, в которых можно себя проявить, показать свое видение организации пространства и времени, протестировать идеи. Устраивали театрализованные рейвы, находили для них всякие заброшки, которые буквально за неделю преобразовывали своими силами и получали что-то новое для праздника. Параллельно я учился на кафедре мировой экономики в СПбГУ, а затем несколько лет в Лондоне по специальности Image production («создание образов») в Университете искусств. То есть урбанистику или архитектуру как таковую я нигде не изучал, шел опытным путем, постоянно делая открытия.

В Петербурге все началось с кластера «Тайга» и Hello Hostel — эти проекты создавали мои друзья, но я тоже принимал в них некоторое участие. Затем в Москве я работал с дизайн-заводом Flacon, после был креативным директором и продюсером проекта «Корабль „Брюсов“» в парке «Музеон», участвовал в планировании резиденции «Флакона» в Сочи и проекта «Хлебозавод 9». В здании петербургского Первого кадетского корпуса мы как-то устроили масштабный светозвуковой и музыкальный перформанс «Гиперпрыжок»: нашей целью было обратить внимание на многочисленные особняки, десятилетиями стоящие заброшенными. Мне всегда было интересно раскапывать что-то мертвое и оживлять это, пусть даже всего на пару дней или часов.

В Москве я жил и работал несколько лет и вернулся в Петербург. Мне здесь сейчас интереснее с творческой точки зрения. В столице за последнее десятилетие реконструировали или снесли практически все заброшенные и неработающие фабрики и заводы. Осталась лишь территория ЗИЛа, но и на ней уже вовсю идет строительство жилых домов и филиала Эрмитажа. Другие пространства либо заморожены в развитии, либо будут полностью перестроены. Петербург сегодня дает гораздо больше возможностей — ведь «серый пояс» у нас огромный, та самая Заборляндия пока никуда не делась. И меня вдохновляет этот потенциальный объем работы — здесь много памятников промышленной архитектуры, которые, к счастью, нельзя просто так разрушить и построить типовое жилье. А значит, появляется шанс сделать на этих территориях интересные долгоиграющие проекты, которые могут быть удачно вплетены в живую ткань города и взаимо­действовать между собой как новые центры локальной культуры. Плохо уничтожать — для бизнеса полезно и выгодно сохранять исторический контекст и создавать неочевидные решения. Это привлекает людей, и за этим будущее.

Последние полтора года мой интерес сконцентрирован на Васильевском острове, где я сначала помогал знакомым с проектом парка «Взморье», раскрыть потенциал которого пока не удалось в силу целого ряда причин. Но мы с друзьями открыли там бар «Мачты», который за год успешно показал, что модные DIY-клубы могут существовать не только в центре, и даже попал в число рекомендованных The Guardian мест. Прошлой зимой меня пригласили планировать и делать «Порт Севкабель» — туда я и влил весь накопленный опыт.

На Васильевском острове — самые активные жители в Петербурге. Это единственный район города, у которого в «ВКонтакте» с десяток групп с общим количеством подписчиков более ста пятидесяти тысяч человек. Василеостровцы активно обсуждают как каждую пропавшую кошку, так и масштабные градостроительные проекты и проблемы благоустройства, ведут подробные реестры исторических изменений. А уж когда открывается новый, ранее не виданный выход к заливу, как в случае с «Севкабелем» или «Взморьем», люди особенно живо этим интересуются, ведь это непосредственно касается их собственных возможностей в ежедневной жизни.

Юго-запад Васильевского острова, район Гавани и квартал с историческим названием Чекуши с его обилием фабрик, казарм и складов можно сравнить с маленьким Бруклином. У этой атмосферной припортовой территории есть все шансы повторить судьбу известного нью-йоркского района, стремительно превратившегося из депрессивного в актуальный и модный. Уже сейчас вся Кожевенная линия вплоть до Балтийского завода — это один стихийный кластер с дизайн-лофтами, мастерскими и фотостудиями, пускай они и перемежаются с автосервисами и ремонтными базами. Через два-три года все здесь сильно изменится: относительно рядом откроется новая станция метро «Большой проспект», жилые комплексы будут построены на месте «Ленэкспо», рядом с водонапорной башней Чернихова на бывшей территории завода «Красный гвоздильщик», вокруг Галерной гавани, на намыве. Очевидно, что здесь можно делать бизнес, более того, он сюда уже активно смотрит.

 «Севкабель» — пример успешно работающего предприятия, которое переводит часть производства на новые, более приспособленные для этого территории за городом. А освободившиеся площади адаптирует под функциональное городское пространство. Делается это продуманно и концептуально, по дизайн-проекту, разработанному архитектурным бюро «Хвоя», под руководством нашей управляющей компании Miles & Yards и по четкому плану, позволяющему будущим резидентам окупить вложения в обозримой перспективе. Весь процесс преобразования разделен на этапы — в течение трех лет будет открываться примерно по трети территории, появятся новые функции. Сейчас закончена реновация самого сложного: исторических зданий бывшего НИИ «Севкабель» и здания заводоуправления. Они уже наполняются резидентами и откроются весной — здесь появятся лофты-апартаменты, фуд-корт, барно-ресторанные проекты, студии для занятий, площадка для мероприятий, фотостудия, несколько дизайн- и архитектурных бюро, крафтовая пивоварня, клуб и интерьерный салон. Плохо уничтожать, полезно сохранять контекст, память места. И контекст первой кабельной фабрики в России, принадлежавшей компании Siemens, интересен сам по себе. Кстати, руины дома Карла Сименса сохранились на территории завода, и я мечтаю когда-нибудь восстановить его — все чертежи деревянного здания мы нашли.

Новые высокотехнологичные музеи — еще один из трендов урбанистики.Мы изучили принципы работы всех подобных крупных музеев в мире: за десять лет их количество выросло в три раза. Nemo в Амстердаме или «Эврика» в Финляндии, Ars Electronica в Австрии, «Летная гавань» в Эстонии, «Техмания» в Чехии и многие другие технологические музеи бьют рекорды посещаемости. На первом этаже гигантского кабельного цеха откроется частный музей истории исследования и освоения Арктики с невероятными экспонатами и современной мультимедийной экспозицией. Добавлю, что у нас есть желание преобразовать весь этот трехэтажный корпус в большое институциональное пространство для технологий и искусства.

«Порт Севкабель» мы рассматриваем как противоположность консервативному центру города — да, можно прогуляться по его гранитным набережным, но больше на них делать в общем-то нечего. Здесь же мы планируем использовать опыт, накопленный многими большими городами Европы, где точно так же, как у нас, лучшие места у воды были застроены фабриками и заводами, а в постиндустриальную эпоху полностью реновированы и стали любимыми новыми местами у горожан и туристов. Появился наконец шанс выйти к побережью в морском городе, в котором парадоксально нигде нет выхода к морю, кроме как в парке 300-летия Петербурга.

Когда заработают в полную силу новые современные общественные пространства на территории «Севкабеля», в «Лахта Центре», их можно будет соединить водными маршрутами с Новой Голландией и с кластерами Artplay, «Голицын-лофт», которые также находятся у воды, — получится наконец использовать актуальное преимущество Петербурга, которое до сих пор никак не задействовано.

Тема урбанистики стала сегодня такой модной и востребованной, потому что у людей появилась возможность внимательно посмотреть, как живут на Западе, и в результате выросли их запросы к качеству городской среды, в которой они существуют каждый день: всем хочется чего-то актуального, человеческого и не сделанного под копирку миллионными тиражами. Видя классическое благоустройство «а-ля ЖЭК-арт» или гигантские промзоны, про приспособление и реновацию которых годами лишь говорят, но ничего не делают, многие задаются вопросом: когда у нас что-то будет меняться? Появляется много любительских или общественных проектов редевелопмента особняков или небольших фабрик. Городу сегодня очевидно не хватает современных общественных пространств, где можно работать, проводить свободное время, чему-то учиться или заниматься творчеством. Раньше эту функцию выполняли дома культуры и парки, после люди массово собирались лишь в торговых центрах, что вроде бы никого уже не устраивает.

Общая тенденция такова, что активные молодые специалисты будут и дальше искать возможности делать город вокруг себя более приспособленным под меняющиеся стандарты современной жизни. Взаимодействовать с собственниками зданий, с городом, с управляющими компаниями. Подобные «Порту Севкабель» пространства будут появляться в разных районах города и становиться новыми местами силы и притяжения для социальной и деловой активности. Возможно, в ближайшие годы мы увидим, как в Петербурге возникут тематические центры города, системы общественных пространств, транслирующие свежий взгляд на привычные вещи, подобно тому, как это происходит в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке.

Виталий Котов для: www.sobaka.ru